Дмитрий СЕРГИН: "Не прошу и не давлю на жалость. Всего добиваюсь сам".

фото-5 08.09.2017С недавних пор в нашем обществе принято называть инвалидов людьми с ограниченными физическими возможностями. Однако трудности, с которыми им порой приходится сталкиваться, и успехи, которых они достигают, превозмогая и себя, и боль, и отношение окружающих, говорят о том, что инвалиды - это люди с безграничными возможностями.

 Дмитрию Сергину пришлось пройти через многое. Поначалу было беззаботное детство и веселая комсомольская молодость, успехи в спорте и поступление в медицинский институт… А затем - страшная автомобильная авария и четыре клинические смерти, ампутация ноги и почти два года на лечение и реабилитацию. Это был период закалки характера, преодоления себя, переосмысления жизненных ценностей, поиск новых стимулов двигаться вперед.

Несмотря на инвалидность, Дмитрий окончил учебу в институте, стал врачом, лечил детей и взрослых. Позже получил второе высшее образование - юридическое. Свою политическую деятельность начал более двадцати лет назад, с 1996 года регулярно избирается в Екатеринбургскую городскую Думу, участвует в общественной жизни города и области, собственным примером пропагандирует спорт, здоровый образ жизни, волю к победе. За годы работы депутатом получил колоссальный опыт политика, управленца, хозяйственника, который планирует применить на посту губернатора Свердловской области.

Сергин искренне считает, что любой политик - хоть депутат, хоть мэр, хоть губернатор - всегда должен оставаться человеком.

- Дмитрий Рифович, расскажите о своей семье. Я знаю, что Вы коренной екатеринбуржец, а откуда родом Ваши родители?

- Мама приехала с Украины, она родилась в Полтаве. Годы войны провела в оккупации. Это было непростое время, трагедия тех поколений, и мама старается об этом не говорить. После войны ее отца (моего деда-фронтовика) направили восстанавливать город Краматорск. Там мама окончила школу и поехала учиться в Москву в инженерно-строительный институт. После него молодым специалистом по распределению и попала в тогдашний Свердловск. Отец родился и вырос здесь. Он, как и мама, инженер. Маме в этом году исполняется 80 лет, и она до сих пор работает, выполняет сложные заказы на компьютере, который освоила уже в немолодом возрасте. Долгое время она трудилась в проектном институте, вела серьезные проекты по водоснабжению и водоотведению.

- А чем занимается Ваша супруга?

- Она дизайнер, причем дизайнер широкого профиля, если можно так сказать. Занимается и интерьерами, и наружной рекламой, и журнальным дизайном. Жена полностью определяла интерьер нашей квартиры. Для меня было откровением, что планирование дома или квартиры начинается с мебели, а уже от мебели и ее расстановки переходят к планированию обоев, к их расцветке, к конфигурации стен и потолков. Я всегда был уверен, что надо начинать со стен, дверей, плинтусов, обоев, а потом расставлять мебель. Оказывается, это неправильно. Не стол придвигают к розетке, а выбирают лучшее место для стола и к этому месту подводят электричество. Друзья любят бывать у нас дома, потому что там комфортно: компактно, но всё на своих местах. В этом безусловно заслуга моей супруги. Заканчивая семейную тему, я бы хотел рассказать про наших детей. У нас один сын, но его жена - это тоже наша дочь. Мы сразу с любовью приняли эту девочку в свою семью и любим ее не меньше, чем сына. В наше время молодежь из области стремится уехать в Екатеринбург за красивой и более обеспеченной жизнью, а дети наоборот уехали из Екатеринбурга в область. Там они занимаются животноводством, ведут настоящую фермерскую жизнь. А еще у нас есть две любимые внучки!

- Вы из семьи инженеров, а сами пошли учиться в медицинский институт…

- На выбор моей первой профессии повлиял, как ни странно, спорт. В школьные годы я серьезно занимался легкой атлетикой. Окончив 10 классов, решил поступать в пединститут на физкультурный факультет. Подал даже туда документы, но в последний момент забрал. Мечта стать спортивным врачом пересилила. С одной стороны, это медицина, а с другой - всё равно связано со спортом. Также я всерьез рассматривал для себя направление юриспруденции. В итоге жизнь показала, что удалось реализовать и то, и другое: сейчас у меня есть и медицинское, и юридическое образование.

- Учеба в медицинском институте всегда длится дольше, чем в обычных вузах. Но у Вас она затянулась еще больше, поскольку дважды прерывалась. Расскажете?

- Первая пауза была связана со службой в армии. Я не успел даже первую сессию сдать, как меня призвали. Служил в группе советских войск в Германии в подразделении связи.  Честно отдал Родине два года и нисколько об этом не жалею. Наоборот, приобрел жизненную хватку, познал цену мужского слова, крепость дружеского плеча и силу настоящей мужской дружбы. Кстати, моя часть была правопреемницей той, в которой служили легендарные Егоров и Кантария, водрузившие Знамя Победы на Рейхстаг.

- После армии Вы вернулись домой, окончили первый курс института - и тут случилась страшная авария…

- Да, после стройотряда поехал отдыхать на Украину и там попал в ДТП - на мотоцикле столкнулся с автомобилем. Фактически весь удар пришелся в ногу. Два месяца провел в реанимации, балансировал на грани жизни и смерти, пережив за это время четыре клинические смерти. Затем меня перевели в обычное отделение, а потом транспортировали в Екатеринбург. В общей сложности снова пришлось пропустить два года учебы. Зато у меня в институте получилось сразу три группы - до армии, после армии и после аварии. С большинством однокурсников поддерживаю дружеские отношения и сейчас. Многие из них стали известными в городе врачами и даже главврачами больниц.

- Получается, пять лет Вы учились на одной ноге?

- Да, со второго курса. Но нет, не подумайте, я никогда не просил для себя поблажек, послаблений, какого-то особого отношения. Учился наравне со всеми. После института работал в областной детской клинической больнице, затем во взрослой поликлинике на ЖБИ.

- Травма, к тому же такая серьезная - это большое эмоциональное потрясение и испытание. Как Вам удалось «вернуть себя к жизни»?

- Действительно, это непростая жизненная ситуация. В голове рушится всё, все планы на жизнь. Ну вот представьте, каково это, если у бегуна отобрать ногу, а у пианиста пальцы? На тот момент это трагедия, которая, может быть, хуже смерти. Но в таких ситуациях, как правило, бог посылает нам людей, которые воодушевляют. Лично у меня перед глазами было два ярких примера преодоления себя. Это Сергей Якунин и Александр Петухов, которые ведут активный образ жизни и добиваются грандиозных успехов, несмотря на свою инвалидность. Их сила воли и сила духа меня всегда вдохновляли. Мы часто говорим о доступности или недоступности городской среды. Моя философия заключается в том, что самые первые ограничения доступности возникают у нас в голове. Всегда можно найти себе оправдание, почему ты не занимаешься преодолением себя. Но без этого преодоления никогда ничего не получится. Я согласен, что бывают действительно безвыходные ситуации. Но в большинстве случаев надо «ломать» себя, «ломать» свою голову, тогда в этой жизни чего-то добьешься. Имея ограничения в чем-то, человек получает дополнительные возможности для реализации других своих способностей. Он начинает по-другому видеть и ощущать этот мир.