«Степан Фирстов: «Мир ждет, что в России построят лучшую систему здравоохранения»»

Мы продолжаем обзор мнений наших экспертов относительно послания главы региона Бориса Дубровского Законодательному Собранию Челябинской области. Мы обратились к Степану Фирстову, генеральному директору медицинской клиники FMC, председателю правления и учредителю ассоциации частных медицинских организаций «НОВОМЕД» и первой в России саморегулируемой ассоциации травматологов-ортопедов Челябинской области, руководителю челябинского регионального отделения Российской партии пенсионеров за справедливость.


Справляются ли власти с регулированием проблем в системе здравоохранения? Доходят ли выделяемые казной деньги до пациентов или «пропадают» где-то на полпути? В чем разница между «пролеченными» и «вылеченными» пациентами? Степан Фирстов высказал свое мнение в интервью «ЮП».
— Очевидно, что текст послания подготовлен не за пять минут, это продуманное с точки зрения посыла и идейного содержания обращение, в котором затронуты все сферы жизни общества. Один из посылов меня особенно радует: область, которая еще вчера жила за счет крупных промышленных предприятий, сегодня поворачивается в сторону развития сферы услуг. Однако частная медицина, как одна из точек роста экономики, мало затронута в послании. Считаю, что это упущение. Посмотрите: в Челябинской области более пятисот одних только частных стоматологий. Экономические обороты их деятельности и налоговые отчисления в бюджет огромны. Хотелось бы, чтобы это тоже учитывалось властями.
— В послании говорится о том, что внешнеэкономическая политика должна развиваться не только на всероссийском, но и на международном уровне. Ресурсы для этого есть. К нам приезжают из Казахстана, стран, входящих в состав Шанхайской организации сотрудничества (среди них Китай, Таджикистан, Киргизия, Узбекистан. — Прим. авт.). Они едут к нам лечиться, перенимать опыт в сфере медицины. Как бы несовершенна ни была наша система здравоохранения, все-таки у нас еще остались традиции, заложенные в советское время. У них-то дела еще хуже. Поэтому они едут именно к нам за помощью и опытом. И эту тенденцию нужно поддерживать. Мир ждет, что мы построим систему здравоохранения лучше, чем в других странах.
— В послании говорится о том, сколько денег было вложено в развитие системы здравоохранения Челябинской области. Это огромные цифры на самом деле. Но насколько эффективно средства расходуются? Доступность медицины не повысилась, попасть к врачам по-прежнему сложно. Да, реализованы крупные федеральные проекты: построены перинатальный центр, кардиоцентр. Для региона это важно и нужно. Но это не решит все проблемы трехмиллионной области. Для этого нужно начать с сельской медицины. Если будет достаточно фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП), если они будут оказывать своевременную и качественную помощь жителям сельских районов, то, возможно, гораздо меньшему количеству пациентов понадобится ехать в федеральные центры, содержать которые очень дорого. Получается, что губернатор эффективно работает с точки зрения нахождения и выделения денежных средств. Но с точки зрения контроля их расходования он не обладает необходимым инструментом. Поэтому у меня есть опасение, что выделяемые им деньги просто не доходят до пациента в том объеме, в котором они выделяются.
— В послании упоминаются госпрограммы «Земский доктор» и «Земский фельдшер», призванные привлечь специалистов работать в сельской местности. Это хорошие, нужные программы. Но я объехал много сельских больниц и могу сказать, что кадров по-прежнему не хватает. Как в послевоенные годы: один врач на всю округу. Ни машин, ни бензина. Работают на голом энтузиазме, а низкую зарплату восполняют подарками от пациентов — кто курицу принесет, кто молоко. Получается, что при правильном выделении средств программа «Земский доктор» тормозится на уровне краевых больниц, к которым относятся ФАПы. Во многих государственных медучреждениях нет грамотной системы хозяйствования. Зачастую есть только псевдохозяйствование.
— Медицину нельзя полностью привязывать к деньгам, потому что лечение — это творческий процесс. У нас же работа врачей завязана на составлении отчетов — перед руководителями медучреждений, перед заведующими. Работа врача оценивается по количеству не вылеченных, а пролеченных пациентов. Главное — освоить квоту, правильно оформить документы, все красиво изложить на бумаге. А то, что пациент остался невылеченным, это уже мало кому интересно из проверяющих. Ни один чиновник не сможет разобраться, каково в итоге состояние пациента, вылечили ли его, помогли ли ему решить проблему со здоровьем. Все это происходит из-за того, что нет организованного врачебного контроля за количеством истинно вылеченных пациентов. А это, в свою очередь, вызвано тем, что в России нет единого структурированного профессионального сообщества врачей, которому было бы дано право на лишение лицензий (сертификатов) врачей. Тогда сами врачи контролировали бы друг друга, была бы истинная конкуренция, и в профессии остались бы сильные и эффективные специалисты. Такие сообщества уже много десятков лет успешно работают в мире.

© 2017 ГАУ ЧО Редакция областной газеты «Южноуральская панорама»

https://www.up74.ru/articles/obshchestvo/93069/